-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Topbot

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.04.2008
Записей: 65063
Комментариев: 7815
Написано: 195258


Что не так с этническим оружием (продолжение)

Вторник, 22 Марта 2022 г. 05:21 + в цитатник
Снова об этническом оружии. Предыдущий пост породил массовое обсуждение, как у меня в комментариях, так и в отдельных телеграм каналах. Некоторые люди пытались защитить идею возможности этнического оружия. В этом посте я поясню, почему их аргументы не корректны. Кроме того я попробую собрать самый правдоподобный (из неправдоподобных) сценарий создания этнического оружия и разберу что не так даже с ним.

Начнем с определения. Этнос — в некоторых теориях этничности — исторически сложившаяся устойчивая совокупность людей, объединённых общими объективными либо субъективными признаками, в которые различные авторы включают происхождение, единый язык, культуру, хозяйство, территорию проживания, самосознание, внешний вид, склад ума и другое, синоним термина «народ».
То есть этнос это не столько про гены, сколько про культуру и некоторое абстрактное единство. Ясно, что на одной территории могут проживать люди, которые владеют одним языком, обладают общей культурной, но генетически разнородны. В той же России проживают очень разные группы людей. При этом очень близкие генетически люди могут проживать на разных территориях, говорить на разных языках и принадлежать к совершенно разным культурам.

Уже здесь видно, что говорить об этническом биологическом оружии странно: вирус или бактерия не проверяют на каком языке вы говорите, им не важно на какой территории вы живете и пьете ли вы кока-колу. Но им может быть не плевать на ваши гены. Поэтому правильно говорить не про этническое оружие, а про популяционное.

С точки зрения популяционной генетики, популяция — это группа особей, в пределах которой вероятность скрещивания во много раз превосходит вероятность скрещивания с представителями других подобных групп. За счет такой репродуктивной изоляции группа может иметь какие-то уникальные генетические особенности, в том числе влияющие на взаимодействие с патогеном. Будем считать, что это и имелось в виду. Но также будем помнить, что вероятность близкородственной связи между двумя произвольно взятыми жителями Москвы и, скажем, Киева будет куда выше, чем между жителем Москвы и какого-нибудь отдаленного автономного округа РФ. Границы популяций часто не совпадают с географическими границами стран.

Итак, забудем слово этнос и обсудим, возможно ли популяционное оружие? Некоторые комментаторы говорили, что такое оружие возможно т.к. не противоречит законам физики в отличие, скажем, от вечного двигателя. Действительно не противоречит. Как не противоречит законам физики и существование черепашек Ниндзя. Это не является поводом всерьез рассматривать утверждения о секретных лабораториях, где готовят армию солдат с зеленой кожей, панцирями и неконтролируемой тягой к пицце. Другие отмечали, что даже если такое оружие невозможно, все равно его могли бы разрабатывать, получать финансирование, а деньги отмывать. Отмечу, что доказательств даже такому сценарию я так и не увидел, но даже если бы это было правдой, причин переживать из-за несуществующего оружия я не вижу.

Некоторые комментаторы говорили, что даже если популяционное оружие бьет и своих и чужих, то своих можно защитить, если применить оружие на чужой территории, а потом закрыть границы. Если вы готовы закрыть границы так, что ни одна душа не может попасть на территорию вашей страны, то вам и не нужно популяционное оружие. Вам нужен просто опасный и очень заразный патоген. А если закрыть границы невозможно, то вы сами от такого оружия и огребете. Кто с биологическим оружием придет, тот от него и вымрет. Повторю старый аргумент: даже если изначально придуманный вами патоген чуть чаще убивает чужое население, чем ваше собственное в силу неких генетических особенностей, ничто не мешает патогену в процессе эволюции измениться и начать эффективней убивать ваше
население.

Для преодоления этой проблемы некоторые комментаторы предлагали внести дополнительные механизмы корректировок мутаций в бактерию или в вирус. Мутаций будет меньше, а патоген - стабильней.

Возникает вопрос: а почему сами патогены не выработали дополнительные механизмы защиты от мутаций, если это так круто? Потому, что это не всегда дает эволюционное преимущество. Мутации и есть двигатель эволюции. Например, существование полового процесса (обмена генетической информации) у разных организмов (от бактерий до людей) поддерживается естественным отбором потому, что ускоряет темпы эволюции. Да, именно для этого природа и “придумала” секс, а не для того, чтобы нам с вами было хорошо.

То есть ненулевая изменчивость может быть очень полезна.

Механизмы, мешающие патогенам меняться, первыми и сломаются, создавая более приспособленные (способные меняться) варианты. А полностью исключить мутации невозможно.

Теперь попробуем обсудить что-то более правдоподобное. В своем посте я говорил о том, что сложно подобрать такую мишень для вируса, которая бы присутствовала только в одной популяции, но не в другой. Есть другой подход, который я не разбирал. Можно сделать вирус, у которого будет универсальная мишень для проникновения в клетки (болеют все), но разные последствия для зараженных. Например, есть какой-то важный ген, не играющий никакой роли в проникновении вируса, но необходимый для функционирования клеток. При этом люди в двух популяциях отличаются вариантами этого гена. И мы вносим в вирус молекулу, которая распознает и выключает только один из вариантов гена.

Механизм избирательного выключения генов, действительно, существует и называется РНК-интерференция. Этот механизм позволяет выключить из множества работающего генов некоторого организма какой-нибудь один. Напомню, что в животных, включая нас с вами, в клетках ДНК представлена двойной спиралью, а считываемая с нее РНК - одиночными цепочками. Двухцепочечные РНК встречаются у некоторых вирусов (например, ВИЧ) поэтому клетки воспринимают такие РНК как чужеродные. Но к одноцепочечной РНК какого-нибудь нормального человеческого гена можно подобрать вторую цепочку, чтобы вместе они образовали участок с двойной спиралью. Тогда клетка начнет бороться с такой РНК как в двухцепочечном, так и в одноцепочечном виде. Уничтожение РНК какого-то гена равносильно выключению этого гена в клетке.

Теоретики популяционного оружия скажут, что если две популяции отличаются по какому-то варианту некого гена, то можно запихнуть в какой-нибудь вирус вторую цепочку к одному из вариантов гена, но не ко второму. И тогда у людей одной популяции вирус будет выключать в клетках некоторый ген, а у людей из другой популяции не будет.

И хотя это самое разумное, что может предложить современная биология, ничего из такого плана не выйдет.
Во-первых, все равно очень сложно найти такой ген, по вариантам которого очень сильно отличались бы две популяции. Все равно оружие, скорее всего, ударит и нецелевым образом тоже.

Во-вторых, даже если вы найдете такую мишень, все равно различия между вариантами гена будут небольшими. И оружие будет бить не только по мишени. Потому, что двойная спираль РНК не должна быть идеальной, чтобы запустить РНК-интерференцию. И в целом узнавание не идеальное, поэтому пострадать могут и другие РНК в клетках зараженных представителей обеих популяций.

В-третьих, судьба большинства зараженных вирусом клеток и без того смерть. Непонятно, что может дать избирательное отключение какого-то одного гена.

В-четвертых, это никак не решает проблему эволюции патогена. Созданному вирусу эта закодированная цепочка РНК скорее всего не помогает размножаться. Поэтому при размножении вируса он легко ее утратит, а вместе с ней утратит и специфичность. Если же выключение целевого гена почему-то окажется полезным вирусу, то тогда эволюция наоборот будет направлена на то, чтобы сделать это выключение менее избирательным. Т.е. появится вариант вируса, который будет опять-таки бить и по второй и третьей и остальным популяциям человечества. Никакой «заинтересованности» для вируса в незаражении части населения Земли нет.

В-пятых, совершенно не представляется, как в принципе можно такое оружие протестировать и убедиться, то все работает по плану. Или хотя бы спрогнозировать последствия и масштабы его применения.

Иными словами, проще создать черепашек ниндзя, чем этническое (популяционное) оружие. Да что там. Даже биологическое оружие, которое избирательно убило бы борщевик сосновского или кроликов в Австралии, никто еще не придумал.

Мой телеграм: https://t.me/ScienceInquisition


источник - scinquisitorscinquisitor 
[4 ссылок 99 комментариев 5350 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Метки:  

 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку