-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Topbot

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.04.2008
Записей: 70229
Комментариев: 7823
Написано: 200432


Между двух принципов

Пятница, 30 Сентября 2022 г. 12:20 + в цитатник
?Недалеко от моего дома живёт семья. Ну как семья – мать и её взрослая дочь.

Иногда они выходят на прогулку по району. Мать – пожилая женщина с потухшим взглядом, она никогда ни с кем не разговаривает. Дочь – бесформенное существо, без какого-либо выражения на лице, еле передвигающее ноги. Однажды я видел, как она упала, поскользнувшись на льду (это было вдалеке, и я не успел подойти и предложить помощь), и даже не пыталась подняться сама. Не знаю, насколько она вообще воспринимает окружающее.

Такие всегда производят особенно тягостное впечатление.

Есть инвалиды, которые только ограниченными физическими возможностями и отличаются от всех остальных людей. Они живут в полном смысле слова – радуются, любят, надеются, получают новый опыт и копят воспоминания. Те, кто ещё и одарён, могут творить: писать книги, сочинять стихи, вести научную работу, выступать на сцене или ездить по всему миру с мотивирующими лекциями.

К ним можно испытывать сострадание – но это будет сострадание, смешанное с уважением или даже восхищением. Ни в коем случае не жалость – да им и не нужно, чтобы их жалели.

Но есть и другие. Ты смотришь на них – и видишь мертвеца. Этот труп отличается от любого другого трупа только тем, что по жестокому капризу судьбы продолжает дышать, иногда ходить, иногда даже что-то говорить, и потому его нельзя по-человечески похоронить, оплакать потерю и жить дальше.

Может быть, где-то в этой плоти и погребена живая человеческая душа, но тогда её участь поистине незавидна. Выздороветь такие не могут, а вот продолжать существовать – вполне, годами, а то и десятками лет.

В такие моменты начинаешь думать, что эвтаназия – не такое уж и зло. А потом вспоминаешь, что ведь уход из жизни непременно должен быть добровольным. Значит, стоит его узаконить – и умирать начнут как раз те, кто вполне мог бы жить, а неупокоенные трупы будут длиться, пока не закончатся самостоятельно. Они не могут дать согласие на прекращение своего биологического существования. Им просто нечем.

Но каждый раз, когда я вижу эту пару – я непроизвольно задумываюсь на другую тему. Мне всё чаще кажется, что наше общество... не то чтобы свернуло не туда, скорее – стоит враскоряку между двумя путями, не решаясь открыто выбрать ни один из них.

Забота о тех, кто не может заботиться о себе сам – одно из базовых определений человечности. Помните притчу? Первый признак цивилизации – не инструменты, не керамика, не огонь. Это найденная археологами бедренная кость, которая была сломана, но потом срослась. Значит, пока пострадавший поправлялся, кто-то ухаживал за ним: кормил, защищал, переносил на другое кочевье.

В те далёкие времена забота была общим делом. Этим занималось всё племя, весь род, не разбирая, кто кому кем доводится. Даже с детьми, как сейчас считается, матерям помогали все бездетные женщины и девочки.

Постепенно понятие семьи и рода изрядно съёжилось, но вот обязанность опекать тех, кто без опеки не выживет – в том числе невменяемых, лежачих и так далее – с родни никто не снимал. И в результате в наше время эта обязанность чаще всего целиком ложится на плечи одного-единственного человека.

Если несчастье случилось с человеком в детстве или оно врождённое – на его мать (если отец успел вовремя спастись бегством). Если он был уже взрослым – на мужа или жену. Если уже были дети – то на детей или внуков (а чаще опять-таки на одного из них, даже если их несколько).

Без отпуска. Без выходных. Без возможности уволиться. Без надежды.

И согласия на это никто у них не спрашивает.

Вместо одного из жизни оказываются вычеркнуты двое: один – беспощадной судьбой, второй – правилами нашего общества. И тому, кого приковали к живому трупу, облегчение принесёт только смерть – неважно, чья именно.

Мне кажется, нет ни одного из них, для кого мысль «Когда же ты наконец сдохнешь» не стала бы в какой-то момент постоянным внутренним фоном. А если этот труп был при жизни дорогим и любимым для них человеком – они всё равно будут так думать, только ещё вдобавок и ненавидеть себя за это.

Глядя на таких людей, можно испытывать уважение и даже восхищение, но они будут смешаны с жалостью.

Я полагаю, что это настоящий эталон несправедливости – выносить кому-то пожизненный приговор за то, в чём он заведомо невиновен.

Если гуманизм требует от нас поддерживать жизнь в недееспособных и невменяемых – это должно быть, как и встарь, общим делом. То есть этим должно заниматься государство, как выразитель воли общества. У него хватит ресурсов, чтобы поручить всех таких людей заботам обученных профессионалов, оставив родственникам только общение и моральное участие.

Если же судьба такого несчастного целиком в руках единственного родственника, на которого это свалилось – то ему и решать, нести ли эту ношу или отказаться от неё любым доступным ему способом. И никто не имеет права осуждать его за решение.



источник - anairosanairos 
[1 ссылок 99 комментариев 5198 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Метки:  

 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку