-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Topbot

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.04.2008
Записей: 70351
Комментариев: 7823
Написано: 200554


Одно простое замечание

Среда, 26 Октября 2022 г. 11:01 + в цитатник
Уверена, что многие из вас являются участниками разнообразных групп, или сообществ, в социальных сетях и в сервисах обмена сообщениями типа WhatsApp и проч. Сейчас они популярны и в образовательных учреждениях (чаты родителей), и среди жильцов дома, и у сотрудников организаций.

Действительно, это очень удобно – оперативно размещать и получать информацию, обсуждать текущие проблемы, договариваться о взаимодействии, да и просто общаться на свободные темы.

Иногда мы оказываемся в чатах («добавляемся») по собственному желанию, иногда нас включают в список те, кто заинтересован в нашем присутствии.

Известно, что каждая группа функционирует по своим правилам, которые могут быть четко определены и озвучены, а могут соблюдаться негласно, по умолчанию. Я не имею в виду общепринятые культурные ограничения типа запрета на использование ненормативной лексики.


Где-то принято соблюдать субординацию и вести себя подчеркнуто благородно, где-то нормой являются дискуссии и длинные бытовые перебранки.

В ряде случаев стиль общения носит переменчивый характер, что не отменяет границ дозволенного.

Так, в чате нашего подъезда все сообщения выдерживаются в духе «будьтедобрыпожалуйста», но лишь до тех пор, пока речь не заходит о мусоропроводе.

Стоит кому-то высказать неудовольствие по поводу небрежно опрокинутого помойного ведра, как «будьтедобрыпожалуйста» отменяется и в атаку идут «насебяпосмотри». Правда, такую дерзость позволяют себе лишь временные квартиросъемщики, да и дальше однократного тыкания пальцем конфликт никогда не заходит.

Каким бы ни был способ попадания в группу и стиль общения, соблюдение внутренних правил является обязательным, а их нарушение приводит к неприятным последствиям.

Выдворение из группы – далеко не худшее из них, хотя на первый взгляд может показаться таковым.

Поясню, почему разочарование, влекущее за собой желание покинуть сообщество, представляется мне худшим вариантом.

Как и многие, я состою в нескольких группах, причем в подавляющем большинстве они не относятся к «болтушкам» или «общалкам» и никогда не связаны с маркетинговыми технологиями. И это не популярные сообщества с большим числом участников, а условно «корпоративные» объединения, в которых состоят жильцы нашего подъезда, или люди одной профессиональной/должностной принадлежности, или члены церковной общины.

Периодически меня приглашают в разнообразные чаты сугубо делового характера, и я всегда принимаю эти приглашения не без некоторого внутреннего принуждения.

Вообще мне бы хотелось ограничить число групп небольшим количеством, поскольку постоянно быть на связи по разным направлениям – довольно утомительное занятие.

Но сегодня я хочу поделиться с вами ситуацией, возникшей несколько недель назад в сообществе, членство в котором я считаю для себя ценным и важным и которым дорожу.

Все эти недели я надеялась, что неприятное впечатление притупится и исчезнет, и оно действительно притупилось, но не до той степени, когда им можно пренебречь.

Эмоциональный осадок не только сохраняется, но и постепенно вытесняет то хорошее, что дает мне членство в группе. Он, как грозовая туча, медленно разрастается на небосклоне моего отношения к административной части сообщества, и постепенно застилает чистое небо нашего чата.

Не касаясь главной темы и повода, который объединяет участников, замечу, что группа относится к информационным и формализованным.

В ней есть четкая коммуникативная иерархия: администратор добавляет участников и размещает информацию, люди, которые и в реальной жизни наделены особыми полномочиями, имеют возможность выкладывать от своего имени информацию, актуальную для всех членов сообщества, а остальные коротко благодарят или задают уточняющие вопросы.

В принципе, любой рядовой участник тоже может написать свои мысли или просьбы (это не возбраняется), но, по умолчанию, особая коммуникативная активность «низов» не приветствуется.

К слову, я заметила, что такие «низовые» спонтанные сообщения обычно вызывают куда более живой отклик, чем регулярный выход на связь администратора, но случаются они крайне редко.

Надеюсь, что по моему описанию вы смогли представить тот ландшафт, на котором развернулись следующие события.

В один прекрасный летний день администратор (назовем ее Марией) разместила в чате очередную порцию информационных материалов.

Как обычно, несколько подписчиков сказали спасибо или ограничились значками, выражающими поддержку и одобрение, а одна участница (ее мы назовем Светланой) написала «спасибо, Маша!».

Если бы не реакции администратора, никто бы не обратил внимания на то, что до этого дня все обращались друг к другу, используя полные формы имен.

В ответ на «спасибо, Маша» на следующий день Мария написала следующее: «Светлана, прошу Вас называть меня полным именем МАРИЯ. Я же не обращаюсь к Вам Света!».

Имя «МАРИЯ» было написано именно так – заглавными буквами.

Это внешне тактичное замечание неожиданно вызвало во мне сильную эмоциональную реакцию.

Меньше всего я ожидала, что она окажется столь продолжительной…

Во-первых, мне было жаль Свету, или Светлану, за то, что она стала объектом публичной отповеди. Администратор могла обратиться к той, что нарушила этикет, в личном сообщении, и не привлекать внимание публики к ее оплошности (если это вообще можно считать оплошностью). О том, что не я одна испытала изумление, я знаю.

Во-вторых, в требовании использовать исключительно полную форму имени мне послышался какой-то неприятный авторитарный холодок и желание дистанцироваться, поставить себя если не выше других людей, то поодаль. Мол, для вас всех я - Мария, и, давайте-ка, уважайте мой особый статус.

В-третьих, такая реакция на «Машу» показалась мне несоразмерной поводу, а любая избыточность настораживает.

В ответ на замечание Светлана рассыпалась в извинениях: «Простите, Мария! Даже в голову не приходило, что это может иметь какое-то значение, тем более принципиальное. Спасибо за науку, исправлюсь».

Ответ Светланы показался достойным не только мне, но и другим участникам. Некоторые решились высказать свое мнение (что такие замечания надо писать в личку и что-то про умение прощать), еще несколько человек, включая меня, дерзнули поставить под этими мнениями одобрительные «лайки».

Казалось бы, ситуация завершилась.

В течение последующих недель и до сегодняшнего дня участники группы, наученные опытом Светланы, продолжают обращаться друг к другу подчеркнуто уважительно: Иван, Ольга, Маргарита, Валерия, Николай, Мария и так далее.

Сообщество функционирует как раньше, но я до сих пор не освободилась от неприятного осадка.

Как только я вижу на экране телефона оповещение о том, что Мария разместила информацию, я чувствую, что она вызывает во мне легкое отторжение (не информация, а Мария).

Когда я изредка встречаю ее в реальной жизни, во мне рождается провокационное желание подойти и нарочито панибратски хлопнуть ее по плечу: «Привет, Маша!». Разумеется, я никогда так не сделаю, но непочтительная идея посещает мое воображение.

Что меня задело настолько сильно, что я несколько недель не могу перешагнуть через впечатления?

Внезапно обнаружившийся формализм и разочарование в демократичном характере общения?

Или уязвимость простых участников группы, каждый из которых внезапно может подвергнуться порицанию?

Даже если Светлана допустила промах, стоило ли говорить об этом при всех?

Думаю, нет. И на сегодняшний день я жалею ее даже больше, чем тогда.

Размышляя над своей реакцией, я понимаю ход своих мыслей: отчитав Светлану, Мария показала свое истинное лицо.

Но ведь она, по сути, тоже не сделала ничего ужасного! И неужели одним замечанием можно обнаружить «истинное» лицо взамен фальшивого?

Мария же тоже не совершила никакого преступления.

Или все-таки ее отповедь – важная информация о ее личности, и эту информацию не стоит игнорировать или вытеснять из памяти?

Одним словом, этот чат теперь стал для меня источником переживаний, и я никак не могу забыть категоричность Марии, хоть и понимаю, что мое отношение не менее преувеличено, чем ее реакция на «Машу».

С того злополучного дня я ничего пишу в этой группе. Претензии к Марии постепенно меняют мое отношение к информации, автором которой она является.

К слову, я уверена, что остаюсь не единственной, кто был неприятно удивлен ее словами.

И что теперь делать?

Удалиться из группы?

Или постараться забыть об инциденте, убедив себя в его ничтожном значении?

Вариант открытого обсуждения ситуации с Марией не рассматривается по ряду причин.

Как бы вы поступили на моем месте?

На всякий случай уточню: моя проблема заключается не в том, как я отношусь к Марии, а в том, что я, с одной стороны, заинтересована в членстве в группе и не хотела бы из нее удаляться, а с другой – не чувствую себя в сообществе так, как раньше.

Итак, как бы поступили вы?





источник - olga_srbolga_srb 
[3 ссылок 54 комментариев 2628 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Метки:  

 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку